ГЛАВНАЯ | КАРТА САЙТА |

Учебная нагрузка
    Массовая культура
      Чтение книг
      Патриотизм
      Финансы
      Абитуриенты
      Кино в школе
        Этический кодекс
        Выбор профессии
        День учителя
          До школы
          Британские вузы
            Гуманитарное образование
            Одаренные дети
            Вопрос-ответ
              Новости
                Анонсы
                  Школьные сайты
                  Дискуссии
                    Фото информация
                      Новосибирский дендропарк


                      Реформа социальной сферы

                      Начиная обсуждение проекта реформ «социальной сферы» России, «Новая газета» от 17 января публикует фрагменты круглого стола в редакции. В обсуждении участвуют: Евгений БУНИМОВИЧ – поэт, заслуженный учитель РФ, председатель комиссии по образованию Московской Думы. Владимир ТОЛСТОЙ – директор музея-заповедника «Ясная Поляна». Дмитрий БАК – профессор РГГУ, зам. директора Института европейских культур. «Главная опасность происходящего сейчас: каждый наивно думает, что проблема реформ — только его проблема, случайность в его сфере. И нам следует понять главное: происходящее совершенно системно. И суть проблемы — в масштабе. В системности подхода к переделке потенциала человека. Сегодня в Европе, Америке подобного быть не может. Я не представляю себе политиков, которые в здравом уме могли бы говорить о введении частичной платности среднего образования. Даже высшее становится бесплатным: в Германии, во Франции, в Греции. Правозащитникам пора добавлять к защите меньшинств защиту большинства, которое лишается прав на образование, на медицину, на культуру. А права эти записаны в Конституции РФ. Глава 1. Статья 7: «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». И статья 2 из той же главы: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». «Министр образования на правительстве сказал, что наши школьники перегружены на 25% по сравнению с другими странами. И мне было неловко: это недобросовестный подсчет. Подсчитана недельная нагрузка. Но у нас каникулы на две недели длиннее, чем в большинстве стран. А уроки, кстати, у нас короче. Да, надо давать больше профильных знаний. Но принцип самым циничным образом изменяется. Государство будет финансировать только стандарт образования. Стандарт уменьшают на 25%. За дополнительные предметы будут платить родители. Если захотят и смогут… Но минимальный стандарт обозначает минимум знаний. И больше ничего». «Есть специализированные школы — математические, языковые. Есть школы здоровья для ослабленных детей. Их оплачивает бюджет. Теперь он прекратит это делать? Финансировать углубленное математическое образование не значит баловать ребенка. А значит, что ребенок будет больше пахать. Инвестиции в образование чуть не самые окупаемые. Но это вещь долгоиграющая. А у нас такая эффективность: в пятницу вложить — в понедельник получить. Получить эффект в перспективе в голову не приходит. Главное — сегодня успеть добежать до канадской границы… «Нерентабельно» отдать подвал под студию? Самое рентабельное — поселить в этом подвале наркодилера. А школы здоровья? Там каждый стоит государству столько, сколько стоят пять детей в обычной школе. Теперь нам предлагают, чтобы за четырех из пяти платили родители. Но кто сказал, что именно в богатой семье родится ребенок с проблемным здоровьем? И кто сказал, что именно в богатой семье родится одаренный ребенок?» «Ребенок из нижнего социального слоя может сделать карьеру только через образование. Если мы, конечно, говорим о карьере порядочного человека через созидание. А не исходим из романов типа «Милый друг». Но по новым правилам этот ребенок, хоть семи пядей во лбу, сразу попадает в категорию, которую школьники называют «отстой». Он просто с самого начала будет учиться в другом классе, нежели те, чьи родители могут платить за дополнительное обучение. За кружки. За английский другого уровня. За музыку. То есть сегрегация начнется с первого урока в первом классе. Ситуация разрыва в доходах чудовищная — и все это знают! Вместо того чтобы его нивелировать, мы его закрепляем за новыми поколениями. Таким образом мы абсолютно консервируем ту элиту, какая есть сегодня. В собственном соку, с нынешним ее набором знаний, генов, возможностей. А остальным — выход только на улицу? Тогда уж, скорее всего, выход в мрачных, озлобленных коричневых тонах. Так создается, закладывается тупиковый вариант общего будущего». «Госбюджет предусматривает для доцента и профессора сумму в сто долларов. Идут добавки за степень — разумеется, копеечные. Сотрудник высшей школы с начала 1990-х железно поставлен перед необходимостью работать где-то еще. При таком «естественном отборе» первым погибает Чарльз Дарвин: он сохранит статус, но не сможет потратить тридцать лет на классификацию видов. Сами мысли «о фундаментальном прорыве» уже начали казаться роскошью. Год учебы — примерно 2000 долларов. Если речь об иногороднем студенте, то удвойте расходы семьи. При этом в России есть не только Москва и Петербург. Дело и в детях самых бедных слоев, и в детях тех, кого мы сегодня называем интеллигенцией. Особенно губернской, уездной интеллигенцией! У них «семейный образовательный уровень» выше. А материальный — ничуть. То есть они тоже сразу попадают в отстой. Большинство вузов из «федерального списка» — в Москве и Петербурге. Как губернская интеллигенция с ее 100—200-долларовыми зарплатами сможет содержать «своих студентов» в столицах? Дети их, важная часть потенциала страны, останутся в замкнутом пространстве регионов. И снова будет углубляться тотальное неравенство. Плюс к тому — географически». «На высшее образование в бюджете РФ заложено примерно 0,66%. В Европе — примерно 3% бюджета. Я не говорю, что нужно столько же денег. Но хоть такой же процент. Академик Арнольд подсчитал: все годичное содержание отделения математики РАН обходится дешевле одного танка. И у нас при этом мировой приоритет математического образования. Отменены льготы сельским учителям по Закону об образовании. И мы это узнаем постфактум, как тайну. Вдруг в конце августа непостижимым образом быстро принимают новые редакции важнейших законов. Кто?! Кто отчекрыжил социальные гарантии в Законе об образовании, в Основах законодательства о культуре? Собрались, нажали на кнопку — и приняли целый пакет законов по социальной сфере. Одним нажатием кнопки изменили сотни российских законов, в которые вносились сотни поправок. Их физически не то что обсудить — боюсь, что прочесть было невозможно! И эти поправки полностью изменили суть законов об образовании и культуре. А как проекты готовились? Министра образования спросили на правительстве: что же будет со специальным образованием? И он стал рассказывать про профессиональное образование. То есть спрашивали про образование детей-инвалидов, а он стал рассказывать о ПТУ. Видимо, не владея базовой терминологией отрасли.Вот что означает пакет реформ социальной сферы, подготовленный в Минэкономразвития. Просто потеряли целую сферу! А спецшколы — наши бесплатные гимназии? Приоритет математического образования опирается на сеть ФМШ. С конца 1990-х, по данным Гете-Института и Британского совета, подростки из России лучше всех в мире сдают на «языковые сертификаты». Это заслуга сотен «немок» и «англичанок» со 100-долларовой получкой из спецшкол Москвы, Самары, Краснодара, Иркутска… Пока Москва может финансировать свое дополнительное образование, она будет это делать. Но в дотационных регионах все лицеи, гимназии и прочее становятся платными. Нормативы для одаренных детей у нас в 2004 году отменены на федеральном уровне. Именно в бедных областях РФ обучение всей тяжестью ляжет на семьи».
                      ГЛАВНАЯ | КАРТА САЙТА | ВВЕРХ |