ГЛАВНАЯ | КАРТА САЙТА |

Учебная нагрузка
    Массовая культура
      Чтение книг
      Патриотизм
      Финансы
      Абитуриенты
      Кино в школе
        Этический кодекс
        Выбор профессии
        День учителя
          До школы
          Британские вузы
            Гуманитарное образование
            Одаренные дети
            Вопрос-ответ
              Новости
                Анонсы
                  Школьные сайты
                  Дискуссии
                    Фото информация
                      Новосибирский дендропарк


                      Зарплаты

                      Подсчитано, что не больше половины выпускников российских вузов занимаются тем, чему их учили: врачи лечат, строители строят. Остальные записываются в армию безработных или “химичат”: кем придется, где придется. Почему? Об этом – газета «Московский Комсомолец» от 25 марта. Есть анекдот про красный диплом “платника” с пометкой “Осторожно — специалист!” Горе-специалисты не могут найти себе место из-за плохой подготовки. Кроме того, страна просто “объелась” некоторыми профессиями. По мнению ученых, одной из самых острых проблем ближайших 10 лет в России станет завышенная самооценка выпускников и их невостребованность по профессии. Когда вузы поняли, что можно добывать бабки, открывая престижные факультеты, — юрфаки, экономфаки и управфаки полезли как грибы после дождя. Зачем столько юристов и управленцев работодателям, об этом вузы не очень беспокоились. Главное, есть спрос у абитуриентов. А это — живые деньги. Например, в 1994—1995 учебном году негосударственные вузы приняли почти 60 тысяч первокурсников. Из них около 30 тысяч — на гуманитарно-социальные специальности, экономику и управление. А на “технологические машины и оборудование” взяли всего... 3 человека! Вряд ли пожалуются, что нет спроса на их труд современные Макаренки. Или, например, агрономы. Скорее заплачут сами работодатели: школы да села. К ним добираются не больше половины выпускников-педагогов и около 1/3 выпускников сельхозвузов. А вот бороться с такими “лишними людьми”, как юристы-экономисты, придется. Во-первых, государство готово подвинуть с пьедестала частные альма-матер, которые штампуют бракованных адвокатов и менеджеров. Для этого надо разрешить принимать больше платников госвузам. Абитуриенты начнут уходить из шарашкиных контор. В итоге станет меньше “липовых” спецов. Вариант второй — ввести госзаказ. Государство объявит, сколько каких выпускников не хватает, и выделит для них бюджетные места. (Скорее всего бесплатные места сократятся, зато на подготовку одного специалиста смогут выделять больше денег.) Сражаться за право учить на казенные деньги будут и государственные, и частные вузы. Вариант третий. С первого сентября 2008 г. могут появиться новые стандарты высшего образования. Студенты увидят в своем расписании больше “практикоориентированных” предметов. То есть юристам начнут преподавать социологию с юридическим уклоном, экономистам — с экономическим. Выпускники станут подкованнее в своем деле. Вариант четвертый. Не найдя счастья в первом образовании, можно отправиться за вторым высшим. Но опытные люди предупреждают: если вас ничему не научило первое, не наступайте на грабли дважды. Как говорится, неча на образование пенять, коли рожа крива. Другое дело, если новый учебный курс поможет вам еще полноценнее использовать предыдущие знания. У хороших специалистов нет возможности заниматься своим делом за нормальную зарплату. Кто захочет вкалывать как папа Карло, а получать как Буратино? Из страны утекают лучшие мозги. По оценкам ректора МГУ Виктора Садовничего, это 10—15% лучших выпускников (математиков, физиков, кибернетиков) лучших российских вузов. Причем философов, историков, социологов, юристов уезжают единицы. Подходы к изучению этих наук за границей другие. Физику-теоретику для работы много не надо: хороший компьютер на столе и ручка с бумагой. Только платите ему, чтоб хватало поесть-одеться, сходить в кино и свозить семью на море, — и он вам такое наоткрывает! Можно будет его идеи и в медицине использовать, и в вооружении, и в покорении космоса. Максимум, на что может рассчитывать аспирант Олег из Воронежа, — 1600 рублей: 1000 — стипендия и 600 — оклад. Физики жалуются: “Нет госсистемы поддержки ученых от 25 до 35 лет, приходится класть зубы на полку или ездить по заграницам подрабатывать”. Многие думают, что свалить за кордон — это супер. “Рыба и та привыкла размножаться там, где родилась. А русский, возвращающийся из-за границы домой, вызывает удивление. Как будто это инопланетянин появился”, — говорит доктор технических наук, лауреат Госпремии Дмитрий Зимин. Проведенный недавно опрос среди наиболее перспективных молодых физиков показал: 77% из них не хотели бы уезжать из страны. Но более половины опрошенных не исключают, что к этому их может вынудить “отсутствие условий для работы”. На что надеяться фанатам своего дела на родине? Увы, похоже, в основном на благотворительность.
                      ГЛАВНАЯ | КАРТА САЙТА | ВВЕРХ |