ГЛАВНАЯ | КАРТА САЙТА |

Учебная нагрузка
    Массовая культура
      Чтение книг
      Патриотизм
      Финансы
      Абитуриенты
      Кино в школе
        Этический кодекс
        Выбор профессии
        День учителя
          До школы
          Британские вузы
            Гуманитарное образование
            Одаренные дети
            Вопрос-ответ
              Новости
                Анонсы
                  Школьные сайты
                  Дискуссии
                    Фото информация
                      Новосибирский дендропарк


                      Учебная нагрузка

                      Несчастный случай на уроке

                      Громкие уголовные дела против школьных преподавателей в минувшем году породили в России миф об учителях-садистах и учителях-убийцах. Последним в этом печальном списке стал физрук школы № 9 города Ижевска Алексей Соколов. 19 сентября на его уроке умер от сердечного приступа ученик 10-го класса Иван Быданов, самому учителю в конце декабря предъявлено обвинение. Коллеги Соколова считают, что на его месте в любой момент может оказаться любой учитель России. Газета «Известия» от 13 января пытается разобраться в этом конфликте.

                      Антон и Иван Быдановы - братья-близнецы. Антон родился здоровым, Иван - с пороком сердца. Врачи сразу сказали, что он не жилец, но родители набрались мужества и выходили ребенка. Врачи сказали: когда Ивану исполнится 17 лет, можно будет поставить искусственный клапан, а до тех пор жить можно, но осторожно. В 2000 году Ивану дали инвалидность, но потом почему-то сняли. Родители считают, что государство решило сэкономить на пенсионном обеспечении. Если бы инвалидность у него была, он был бы полностью освобожден от физкультуры. А так - был обязан ходить на уроки, но занимался по облегченной программе, без сдачи нормативов. Таковы правила, установленные законом.

                      «В тот день 10 "А" класс сдавал стометровку, - рассказывает обвиняемый Алексей Соколов. - Я знал, что Иван от нее освобожден. На прошлом уроке, когда его класс сдавал кросс, я запретил ему бежать дистанцию. Точно так же я поступил и на этот раз. У Ивана даже пары для забега не было, он сидел в стороне и смотрел, как бегают другие. Насколько я знаю, такое положение он переживал болезненно. Да и не только он. У нас почти в каждом классе есть по 2-3 ученика, которые занимаются физкультурой по облегченной программе. Такая забота о физическом здоровье ребенка часто оборачивается проблемами с психикой, особенно у мальчиков. На занятиях они фактически оказываются в положении неполноценных детей, второго сорта. Одноклассники подтрунивают над ними: "А ты чего не бежишь? Слабо?" Учителя физкультуры борются с такой дискриминацией как могут, но за всеми не уследишь. В итоге такое положение провоцирует мальчишек на бунт против правил: "Мне нельзя бежать, но я все равно побегу. Я докажу, что я мужчина". С педагогической точки зрения, правильнее было бы объединить таких детей в спецгруппу и заниматься с ними отдельно. Но на дополнительные часы физкультуры школам не выделяют денег, да и поместить в расписание такой урок крайне сложно: ведь все дети из разных классов».

                      Во время сдачи стометровки на урок пришел дежурный по школе, ученик того же класса Коля Мезрин и тоже решил сдать норматив. Пары ему не нашлось, и тогда он предложил бежать с ним Ивану. Трагическим совпадением оказалось то обстоятельство, что студент на старте не знал, кому можно бежать, кому нельзя, а учитель физкультуры принял Ивана Быданова за его брата Антона и дал команду к старту. «Они похожи как две капли воды, - качает головой Алексей. - К тому же для меня этот класс был новым, я вел в нем всего третий урок. Оба брата были в спортивных костюмах - правда, как потом выяснилось, разного цвета. Но мне даже в голову не могло прийти, что парень с пороком сердца меня ослушается и встанет на дистанцию. Никогда себе этого не прощу». Иван финишировал первым. Это был последний забег в его жизни. Возвращаясь на исходную позицию, он схватился за сердце и упал. Когда приехала "скорая", Иван был уже мертв.

                      «Мы разумные родители и понимали, что человеку в положении Ивана можно, а чего нельзя, - говорит папа Александр Быданов. - Есть понятие цикличных и нецикличных нагрузок. Грамотные занятия на тренажерах и спокойный бег - это вполне допустимо для нормального развития ребенка даже с таким сердцем, какое было у Ивана. Борьба и спринтерский бег - гораздо более серьезные нагрузки. Как профессионал, я Соколова понимаю, - вздыхает Быданов-отец. - Ни один тренер не застрахован от подобного случая. Я могу прямо сказать: если бы он был напрямую виноват в смерти моего сына, мне бы никакого официального суда не потребовалось. А так... Я казнить его не могу, но и простить не могу. Все-таки, как ни крути, в тот момент он отвечал за жизнь ребенка, и он не уследил. Я долго думал, какую позицию занять по отношению к следствию. В итоге я решил занять нейтральный путь: пусть правосудие свершается своим чередом. Как будет, так и будет».

                      В республиканской прокуратуре дело о смерти Ивана Быданова расследует отдел по особо важным делам. Позиция начальника отдела Дмитрия Матушкина жесткая, но не кровожадная. «Мы понимаем, что ситуация здесь неоднозначная, - сказал он в беседе с корреспондентом "Известий". - Но побочные обстоятельства дела не отменяют буквы закона. Именно учитель отвечает за жизнь и здоровье ребенка на своем уроке. Мы руководствуемся результатами проверки специальной комиссии Министерства образования республики, которая пришла к выводу: Соколов не выполнил своих обязанностей. Он должен был проследить за больным учеником, чтобы тот не оказался на старте. Он этого не сделал. Кроме того, Соколов допустил отклонение от инструкции и организовал забег на 100 метров не по одному человеку, а по двое, чем привнес в сдачу норматива дух соревновательности, а следовательно - дополнительную физическую нагрузку. Наконец, судмедэкспертиза установила, что остановка сердца была вызвана чрезмерным физическим напряжением. Все это дает нам основания обвинить Алексея Соколова в совершении преступления по статье 109 в ее 2-й части - "Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей". Максимальное наказание по этой статье - 3 года лишения свободы, но суд, как правило, дает условный срок».

                      «Это древняя логика прокуратуры: если есть труп - должен быть виновный, - прокомментировал обвинение адвокат Алексея Соколова Валерий Новичков. - Мой подзащитный запретил Ивану Быданову сдавать норматив. Он выполнил свои обязанности. Что он мог еще сделать? Повторять об этом каждые полминуты? Или приковать ученика наручниками к скамейке? Но тогда его бы судили за истязание. В юриспруденции есть понятие казуса, то есть фактора случайности. Оно предполагает отсутствие чьей-либо вины. То, что случилось с Иваном на уроке физкультуры, могло с ним случиться в любой момент. Например, когда он бежал к остановке, чтобы успеть на автобус. Или в трудовом лагере. Вот справка из детской поликлиники, данная ему за год до смерти. Она свидетельствует о том, что у Ивана нет противопоказаний для поездки в детский трудовой лагерь в Краснодарский край. Я думаю, главврач этой поликлиники уже пачку свечей в церкви поставил за то, что сердечный приступ у Ивана не случился год назад, в том самом трудовом лагере, во время игры в догонялки. И если теперь Соколова признают виновным, этот главврач больше не подпишет ни одного подобного документа. От греха подальше. Да и директор школы сто раз подумает прежде чем такой отдых детям организовать. Пусть ребенок лучше в свои каникулы подышит грязным воздухом города Ижевска. А то, не дай бог, что случится, окажешься крайним».

                      «Если даже ему назначат условное наказание, его отстранят от преподавания, а это значит, что в нашей школе больше не будет учителя физкультуры, - говорит директор школы. - Соколов один из последних молодых энтузиастов. В большинстве школ уже давно физкультуру преподают или женщины, или мужчины предпенсионного возраста. Сами посудите: ставка учителя физкультуры по 1-й категории - 2400 рублей. Это при 18 часах в неделю. Алексей работает на 2 ставки, преподает 36 часов в неделю плюс ведет спортивные секции. Всего у него получается 6 тысяч рублей. Кто захочет работать за эти деньги с утра до вечера, да при этом еще и подвергаться риску оказаться на скамье подсудимых?!»

                      «Врачи и преподаватели не имеют над ребенком такой юридической власти, которую имеют родители, зато ответственности несут гораздо больше, - продолжает завуч школы Светлана Боровикова. - В итоге учителя оказываются крайними в ответе за все те болезни, которыми болеет общество. И без того неблагодарная работа теперь стала еще более неблагодарной. Разве учителя виноваты в том, что у современных детей плохое здоровье? Разве они снизили в стране уровень жизни и лишили морального облика многих родителей. Разве их вина в том, что у детей стала слабая психика?»

                      15 мар 2011

                      ГЛАВНАЯ | КАРТА САЙТА | ВВЕРХ |