ГЛАВНАЯ | КАРТА САЙТА |

Учебная нагрузка
    Массовая культура
      Чтение книг
      Патриотизм
      Финансы
      Абитуриенты
      Кино в школе
        Этический кодекс
        Выбор профессии
        День учителя
          До школы
          Британские вузы
            Гуманитарное образование
            Одаренные дети
            Вопрос-ответ
              Новости
                Анонсы
                  Школьные сайты
                  Дискуссии
                    Фото информация
                      Новосибирский дендропарк


                      Личность в образовании

                      Дети не врут, а фантазируют

                      Где грань между безобидной детской фантазией и откровенной неправдой? Говорят, дети не врут, а фантазируют. Принимают желаемое за действительное и моделируют мир под свои представления о нем. «Кривда», сказанная пятилетним ребенком, в устах 15-летнего уже не наивное искажение действительности, а вполне конкретная ложь. Лживыми рождаются или становятся? Можно ли ко лжи привыкнуть, как привыкают, скажем, к неудобным очкам? Станет ли ложь сутью взрослого человека, если он грешил неправдой с нежного возраста? На эти и некоторые другие вопросы на страницах газеты «Трибуна» от 3 февраля отвечает детский психолог Елена Шубина.

                      «Многие психологи связывают первую ложь ребенка с формированием его речи. То есть «фантазировать» ваше чадо начинает где-то с двух-трех лет. Вы спрашиваете кроху: «Кто написал в штанишки?!» Малыш, не умеющий говорить, ткнет пальцем в маму. Что это? Ложь? Необходимо разделять такие понятия, как возраст реальный (паспортный) и психологический. Дети взрослеют по-разному. Скажем, тихая домашняя десятилетняя девочка из благополучной семьи может быть значительно менее адаптирована в жизни, чем шестилетний цыганский пацаненок. Чем меньше в окружении ребенка поводов для лжи, тем позднее ребенок осознает эту темную сторону психологической реальности».

                      «С определенного возраста ребенок начинает копировать поведение взрослых. Если родители лгут на каждом шагу, у ребенка будет куда больше шансов вырасти таким же, как они. При этом надо иметь в виду, что «взрослая» ложь далеко не всегда бывает осознанной. По крайней мере половина неправды в нашей речи проходит, минуя так называемый «механизм осознавания». Так, мама, которая кричит из кухни сыну: «Сделай сейчас же тише музыку, у меня голова раскалывается!» – вряд ли на самом деле в данную минуту страдает от страшной головной боли. Выходит, она соврала?! Так стоит ли удивляться, что в следующий раз в ответ на просьбу родителей, допустим, вынести мусор ребенок ответит, что у него внезапно разболелся живот».

                      «Ложь великолепно считывается на невербальном уровне. Начинающий лгун, как правило, прячет глаза, его дыхание более учащенное, или, напротив, он задерживает дыхание. Тело напрягается, учащается пульс. Собеседник уходит от разговора, часто поворачивается спиной или боком к тому, с кем говорит. Дети великолепно чувствуют ложь взрослых. Выросшие в атмосфере лжи и недомолвок, они начнут использовать ложь, как важный (а может быть, и единственный) инструмент коммуникации, так как не видели иной модели поведения. Если это именно ложь, а не детская фантазия, то с возрастом и в силу своих понятий о нравственности, порядочности ребенок, конечно, начинает понимать, где ложь, а где «сочинение на вольную тему». В религиозных семьях у детей рано формируется представление о добре и зле. А в семьях, где живут по принципу «Делай все, чтобы тебе было хорошо», человек и к 60 годам может ложь не идентифицировать, как ложь. Ложь для такого не только инструмент общения –“ метод мышления, образ жизни».

                      «Как избежать детского вранья? – Создать в семье такую атмосферу, при которой ложь будет не нужна в принципе. Если ребенок знает, что может доверить родителям свои тайны, что его поступки обсуждаются, а не директируются, что его принимают, какой он есть, и не используют наказание как инструмент воспитания, то мотива для лжи может просто не возникнуть. Прежде чем гневно пресекать обман и выводить врунишку на чистую воду, постарайтесь понять мотивы его поступка. Даже у самого тяжелого поступка есть обратная сторона. Самое главное – ребенок должен знать, что его поступок не делает его однозначно плохим. Поступок может быть гадким, но человек, его совершивший, не обязательно подонок. Истоки большей части детской лжи – в желании доказать: «Я хороший». Школьник, совравший о потере дневника с двойкой по математике, боится не только гнева родителей, но и обвинения в собственной никчемности. «Бездарь! Я в твоем возрасте был отличником!» – кричит отец. Ребенок чувствует свою вину. Ложь здесь – способ психологической защиты».

                      17 янв 2011

                      ГЛАВНАЯ | КАРТА САЙТА | ВВЕРХ |